Александр Маталов (a_les_sandro) wrote,
Александр Маталов
a_les_sandro

Categories:

5. Мебель Эрмитажа. Экзотика Востока и стиль ориенталь

04.10.2018
Это пятый пост по следам выставки в Эрмитаже «“Мебель для всех причуд тела“. Эпоха историзма в России». При его подготовке были использованы материалы каталога выставки. Цитаты приводятся с указанием страниц источника.

«Увлечение экзотикой Востока в эпоху историзма превратилось в одно из самых заметных художественных направлений» (с. 257). В восточном вкусе были выдержаны целые помещения, например Ванная комната на половине Александры Федоровны в Зимнем дворце или Турецкий кабинет великого княза Константина Николаевича в Мраморном дворце. Однако чаще «декоративные элементы восточной экзотики… встречались во многих интерьерах… оформленных в совершенно разных стилях» (там же).
DSC00558.jpg
Неизвестный художник. Интерьер кабинета-гостиной. 1896 г. Фрагмент

Например, в помещениях традиционных гостиных появились глубокие «мягкие кутаные предметы мебели, с низкими спинками или вообще без них, дополненные матрацами, подушками, валиками» (с. 260). Называли их оттоманками.

По отношению к ним «термин “диван” также был в употреблении, однако, чтобы подчеркнуть разницу между кутаным предметом и предметом с более жестким каркасом, обычно добавляли прилагательное “турецкий”, “персидский”, “восточный”» (там же). При этом «мало кто задумывался, что само слово “диван”, которое так полюбилось русским людям, было прочно связано с Востоком» (с. 259).

На манер восточных диванов оформляли и низкие кутаные кресла, выбирая для их обивки ткани с ярким ориентальным рисунком, украшая царги и локотники бахромой.
DSC00555.jpg
Кресло. Россия, 1880–1900-е гг.

Кстати, слева на той же акварели изображен стул в «китайском вкусе». Обычно такие предметы «русской работы были покрыты черным лаком, а затем расписаны золоченым орнаментом. Как правило, подобные вещи украшали также вставками из перламутра и кости» (с. 257). При этом конструктивно мебель далеко не всегда была выполнена в восточных традициях. Так, у стула из дворца Шереметевых (Фонтанного дома) спинка-шар характерна для второго рококо.
DSC00556.jpg
Стул. Россия (?), вторая половина XIX в.

Другой стул, тоже окрашенный черным лаком и затем расписанный, принадлежал к обстановке «главной половины» Зимнего дворца. В Эрмитаже хранится его собрат с каркасом цвета натурального дерева. Каталог поясняет, что плетеные сиденья стульев «украшали накладными подушками, специально сшитыми из ткани, сочетавшейся с остальным оформлением интерьера» (с. 274).
DSC00560.jpg
Стул. Санкт-Петербург, 1830–1840-е гг.

Среди экзотических предметов мебели «в большом ходу были комплекты, представлявшие собой убывающие по ширине и высоте и выдвигающиеся один из-под другого столики. Эта конструкция, заимствованная у восточных напольных подставок для чайных церемоний, в русской терминологии получила название “стол-наседка” или “гнездо”» (с. 257). Кстати, в Англии такие «матрешки» также назывались гнездами — «nest». Подобные столики-наседки стояли в угловом кабинете Александры Федоровны.
DSC00562.jpg
Столик. Россия, вторая половина XIX в.

Однако подавляющее большинство вещиц в восточном вкусе оставались эклектичными. Как и в случае с увлечением готикой, элементы модного стиля шинуазри часто привносили в традиционные интерьеры с помощью ширм — «изделий весьма приметных, мобильных и не требовавших много места» (с. 166). У данного экземпляра верх створок имеет рокайльные очертания. Экзотические рисунки текстильных вставок вышиты крестом.
DSC00534.jpg
Ширма четырехстворчатая. Россия, вторая половина XIX в.

Ширма из дворца Шуваловых в основе своей ренессансная. Восточный колорит ей придают кожаные вставки, на которые наклеены «вырезанные из цветных гравюр детали, дополненные росписью» (с. 280).
Рама каминного экрана из дворца Бобринских лишь искусно имитирует бамбук. Шелковая вставка вышита гладью.DSC00531.jpg
Экран каминный. Санкт-Петербург, вторая половина XIX в.
Ширма пятистворчатая. Санкт-Петербург, 1840–1860-е гг.


Конструкция этого столика позволяет переводить столешницу в вертикальное положение — столик трансформируется в экран. Роспись в стиле шинуазри выполнена масляными красками по черному лаку, нанесенному на металлическую пластину. Пластина закреплена в деревянной раме рокайльных форм.
DSC00532.jpg
Стол-экран. Россия (?), середина XIX в.

Рокайльные линии повторяются и в платформе-основании. Шестигранная ножка напоминает пагоду.
DSC00533.jpg

Этажерка для нот сочетает в себе черты стилей Людовика XVI и ориенталь.
DSC00530.jpg
Этажерка для нот. Россия (?), вторая половина XIX в.

Объяснение подобному кровосмешению дано в каталоге: «Под восточным стилем в эпоху историзма русские люди часто подразумевали некую экзотическую смесь из разных заимствований, полную ярких красок, пряных запахов, затейливых вещиц. Не случайно во многих изданиях того времени, содержавших рекомендации по оформлению помещений, появляется такое понятие, как “стиль ориенталь”, или “фэнтези”, который создавался на основе варьирования различных мотивов, взятых из искусства Китая, Турции, Персии, Японии, Египта…» (с. 260).

Источник: «Мебель для всех причуд тела». Эпоха историзма в России: каталог выставки / Государственный Эрмитаж; Н. Ю. Гусева. — СПб, 2018.

Tags: Санкт-Петербург, Эрмитаж, кресло, мебель, мебель России, мебель в музее, стиль ориенталь, стиль шинуазри, стол-экран, столик, столик-наседка, стул, ширма, экран каминный, этажерка для нот
Subscribe

Posts from This Journal “Эрмитаж” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments