Александр Маталов (a_les_sandro) wrote,
Александр Маталов
a_les_sandro

Category:

2. Мебель Эрмитажа. Николаевский ампир

04.10.2018
Это второй пост по следам выставки в Эрмитаже «“Мебель для всех причуд тела“. Эпоха историзма в России». При его подготовке были использованы материалы каталога выставки. Цитаты приводятся с указанием страниц источника.

Стиль империи, или ампир, зародился во Франции на почве интереса к лучшим образцам искусства Древнего Рима, Древней Греции и Древнего Египта. В России ампир появился на волне романтических настроений, связанных с победой в Отечественной войне 1812 года. Расцвет имперского стиля пришелся на годы правления Николая I, что нашло отражение в названии — николаевский ампир, или стиль Николай I.
DSC00379.jpg
Э. П. Гау. Кабинет императора Александра II в Зимнем дворце. 1857 г. Фрагмент

Ампирная мебель, изготовленная при Николае I лучшими мастерами, была красива и добротна. Благодаря этому она послужила не только Николаю Павловичу, но и его сыну и преемнику Александру II, о чем, например, свидетельствует акварель Э. П. Гау 1857 года. На ней среди меблировки кабинета императора Александра II в Зимнем дворце можно найти изображение кресла, скромно стоящего сейчас в этой троице посередине (во втором ряду).

Все три кресла вышли из стен мастерской братьев Гамбс. Если приглядеться, то можно заметить, что их конструктивная основа одинакова, а различия кроются в материале (красное дерево либо орех), форме передних устоев, количестве и отделке декоративных элементов.
DSC00388.jpg
Кресла. Санкт-Петербург, 1820–1830-е гг. Мастерская братьев Гамбс


  • Так, для кресла из кабинета Александра II использовано красное дерево. Резного декора минимум. Передние устои выполнены в форме рогов изобилия, развернутых вперед. Никакой позолоты. Наоборот, резной декор затемнен.

  • Кресло слева происходит из дворца Шереметевых (Фонтанного дома). Оно также из красного дерева, но на розетки, пальметки, передние устои и ножки частично нанесена античная позолота.

  • Кресло справа тоже из дворца Шереметевых, но выполнено уже из ореха. Передние устои в виде завитков, на спинку спереди и сзади добавлено по венку, на задней царге появился резной декор, резные детали обильно позолочены.

Одна основа — три разных типажа.
DSC00380.jpg

Взглянем на стул. В каталоге рассказывается, что стул «появился в Зимнем дворце после пожара 1837 года, когда для “половины” наследника, будущего императора Александра II, по приказу его отца стали изготавливать предметы, повторявшие меблировку, существовавшую еще при жизни Александра I. На внутренней стороне царги сохранилась надпись карандашом: “для портфеля государя”» (с. 106).
Теперь переведем взгляд чуть правее: этот стул вместе с лежащим на нем портфелем изображен на акварели Э. П. Гау.
DSC00383.jpg
Стул. Санкт-Петербург, 1820–1830-е гг. Придворные мастерские

Та же идея (основа одна — материалы разные) реализована в другой паре кресел из Зимнего дворца. На этот раз кресла изготовили в разных мастерских, привлеченных к меблировке дворца после пожара 1837 года. Объем работ был большим, и заказы разделили между поставщиками. Однако мы видим, что в основе своей кресла идентичны. Слева красное дерево — справа орех. Слева все кресло однотонное — справа резные детали затонированы сильнее.
DSC00355.jpg
Кресла. Санкт-Петербург, конец 1830-х — 1840-е гг. Придворные мастерские

На следующей акварели запечатлена ампирная мебель, изготовленная в мастерской А. И. Тура около 1839 года.
DSC00451.jpg
Э. П. Гау. Гостиная на «четвертой запасной половине» в Зимнем дворце. 1869 г. Фрагмент

Гарнитуром, состоящим из дивана, кресел и стульев, была меблирована так называемая «четвертая запасная половина» Зимнего дворца, где «после своей женитьбы в 1856 году расположился великий князь Николай Николаевич с супругой» (с. 108).
Резные навершия кресел и стульев одинаковы. Навершие дивана выше, что соразмерно с его большей шириной.
DSC00453.jpg
Кресло, стул. Санкт-Петербург, 1830–1840-е гг. Мастерская А. И. Тура

По сравнению со стулом к конструкции кресла добавлены локотники, опирающиеся на кучерявые С-образные передние устои.
DSC00454.jpg

Николаевскому ампиру нашлось место в меблировке не только жилых помещений Зимнего дворца. Интересные с конструктивной точки зрения экземпляры ампирной мебели находились в Библиотеке Александра II. Как видно, вдоль стен Библиотеки располагались высокие книжные шкафы. Для доступа к книгам, лежавшим высоко наверху, использовалась лестница.
DSC00456.jpg
И. П. Вольский. Интерьер библиотеки Александра II в Зимнем дворце. Середина XIX века. Фрагмент

Не простая лестница, а трансформирующаяся в кресло. В разложенном состоянии (как на фотографии) вся верхняя часть кресла, начиная от сиденья и выше, опрокидывается вперед и у лестницы появляются третья и четвертая ступени. При этом верх спинки становится дополнительной опорой.
DSC00457.jpg
Кресло-лестница. Санкт-Петербург, 1840–1850-е гг. Придворные мастерские

В сложенном состоянии, которое нужно себе вообразить, сиденье вместе со спинкой возвращается в обычное для кресла положение. Оставшиеся две ступеньки оказываются под сиденьем, на локотниках обнаруживаются две подушечки.
DSC00458.jpg

Теперь о втором трансформере — конторке. Как видим, она двухуровневая. Для работы стоя служит верхний ярус. Он оборудован наклонной поверхностью для письма, выдвигающимися ящичками и ящичками-пеналами с откидывающимися крышками. Для работы сидя предназначен нижний ярус, который при необходимости выезжает вперед по своеобразным направляющим.
DSC00459.jpg
Конторка. Санкт-Петербург, 1828 г. Мастерская Г. Гамбса

С интересом узнал о том, что ножки-«телескопы» (то есть ножки с кольцевыми утолщениями, имитирующими колена раздвижной трубы телескопа) — «один из характерных признаков “гамбсовой” мебели» (с. 98).

Далее еще интереснее: «Высокое качество материала и исполнения не оставляет сомнений, что конторка была приобретена по заказу императорской семьи. На внутренней стороне одного из ящиков сохранилась надпись карандашом: «наследника цесаревича» — это дает основание предполагать, что ею пользовался великий князь Александр Николаевич, будущий император Александр II» (с. 98), причем «желательность изготовления такого предмета мебели для своего воспитанника оговаривал сам В. А. Жуковский» (с. 82).

Вообще же, конторка была «одним из самых популярных видов кабинетной мебели. Ею пользовались представители всех слоев столичного общества, начиная с самого императора и заканчивая мелким клерком» (с. 82). Действительно, конторки всевозможных модификаций можно увидеть в музее Грибоедова «Хмелита», в музее Некрасова «Карабиха». Конторки, принадлежавшие Чернышевскому и Добролюбову, представлены в петербургской квартире Некрасова. Позже Максимилиан Волошин собственными руками изготовит конторку для своего друга Алексея Толстого — она находится в музее Волошина в Коктебеле.

На вопрос, чем объяснить такую популярность конторок, каталог отвечает так: «Возможно, не только удобной конструкцией, но и советами медиков, которые рекомендовали работать стоя, чтобы кровь в организме не застаивалась; также считалось, что это облегчало работу людям, страдавшим чахоткой» (с. 82).

И все-таки работу необходимо чередовать с отдыхом, и здесь без мягкой мебели никуда. Начну с вольтеровского кресла — статусного предмета, непременного атрибута кабинета дворянского дома.
DSC00368.jpg
Неизвестный художник. Кабинет-гостиная на мужской половине дома. Вторая половина XIX в. Фрагмент

Вольтеровское кресло из Зимнего дворца привлекает к себе внимание насыщенным красным цветом сафьяна и конструкцией, в которой точно кроется секрет. Действительно, перед нами кресло-трансформер. Его спинка может отклоняться назад. Аналог современного реклайнера — скамеечка для ног не только выдвигается вперед, но и поднимается наверх так, чтобы стать в один уровень с сиденьем.
DSC00369.jpg
Вольтеровское кресло (трансформер). Лондон, 1860–1900-е гг. Фирма J. Foot & Son Ltd

Боковины разворачиваются в стороны. Трансформация кресла производится с помощью рычажков и защелок.
DSC00370.jpg

Изначально к боковинам крепились пюпитр и держатель для подсвечника — для комфорта было предусмотрено все. Не случайно фирма J. Foot & Son Ltd имела «патент на изготовление подобных предметов, предоставлявших “настоящий и идеальный комфорт“ (“Real & Ideal Comfort”)» (с. 128).
DSC00371.jpg

Каталог выставки сообщает, что «похожее кресло-трансформер работы фирмы братьев Гамбс было подарено в 1835 году А. С. Пушкину (ныне экспонируется в Кабинете поэта на Мойке, 12)» (с. 128).

Второе вольтеровское кресло также происходит из Зимнего дворца. Работа местных мастеров. Сиденье пружинное (пружины в мебели — новинка по тем временам).
DSC00373.jpg
Вольтеровское кресло. Санкт-Петербург, 1870–1880-е гг.

Мягкая мебель с подушками, выполненными в технике каретной стяжки, еще один атрибут кабинета. Первым пойдет кресло, которое развернуто к нам спиной.
DSC00357.jpg

Кресло поступило из дворца Шуваловых. У него полукруглая спинка переменной высоты. Локотники заканчиваются собачьими мордочками. Подобные физиономии, кстати, видел в кабинете в музее Чехова в Мелихове.
DSC00363.jpg
Кресло. Россия, 1830–1860-е гг.

Кресло (справа), а также стул в левой части следующей фотографии происходят из дворца Бобринских. Они имеют схожую конструкцию: спинка состоит из гладких точеных вертикальных реек, простеганные съемные подушки крепятся при помощи завязок.
DSC00364.jpg
Кресло (справа). Россия, 1820–1830-е гг.

В кругах творческой интеллигенции особенно востребованным было кресло-жаба — широкое, глубокое, мягкое, предназначенное для того, чтобы в нем можно было сидеть забравшись с ногами, очень комфортное. Читаю в каталоге: «Обычно с обеих сторон и сзади такие предметы имели дополнительные откидные подставки-пюпитры (в данном случае не сохранились), а иногда даже выдвижной нижний ящик с раскладным столиком для письма» (с. 120).
Кресло-жабу можно встретить у Некрасова в Карабихе, у Римского-Корсакова в Тихвине, у Чайковского в Воткинске и Клину, у Чичерина в Тамбове.
DSC00361.jpg
Стул. Россия, 1820–1830-е гг.
Кресло-жаба. Россия, 1830–1880-е гг.

Непременным атрибутом рабочего кабинета является письменный стол.
DSC00375.jpg
Стол письменный. Санкт-Петербург, 1830–1840-е гг.

Конструкция данного экземпляра дополнена надстройкой-картоньером.
DSC00376.jpg

К кабинетной мебели можно отнести и такой предмет, как давенпорт — переносное компактное бюро. Его название «происходит от фамилии английского капитана, с которым традиционно связывают первый заказ на подобную конструкцию. Как следует из различных зарубежных источников, исполнителями этого предмета, созданного в 1800 году по замыслу Давенпорта, стали мастера фирмы «Гилоу» (Gillow) в Ланкастере» (с. 82).
В основании давенпорта находится тумба. У данного экземпляра она имеет уменьшенную глубину — так удобнее размещать колени. Сбоку расположены выдвижные ящички. С противоположной стороны — похожие на ящички декоративные фальшпанели. Рабочей поверхностью служит откидная наклонная крышка с кожаной вставкой.
DSC00504.jpg
Бюро-давенпорт. Санкт-Петербург (?), 1840–1860-е гг.

В верхней части имеется пенал. Он не только открывается. Кто знает секрет, легко сдвинет пенал и получит доступ к потайной нише. Несмотря на корабельное происхождение и корабельный формат, «давенпорты быстро прижились не только на морских судах, но и в домах знати по всей Европе» (с. 101).
DSC00503.jpg

Компанию давенпорту вполне может составить складное кресло с плетеными спинкой и сиденьем. Посередине боковых царг имеются петли, а соединения всех частей подвижны, благодаря чему кресло складывается в плоский, компактный параллелепипед. Подобные кресла часто брали с собой в путешествия.
DSC00571.jpg
Кресло складное. Россия, 1830–1880-е гг.

Из готического раздела выставки ближе к николаевскому ампиру переношу самый компактный вариант бюро — бюро дорожное.
DSC00432.jpg
Бюро-кабинетец. Россия, 1830–1840-е гг.

Как справедливо подмечено в каталоге, дорожное бюро «имеет традиционную форму русских ларцов-подголовников, которыми пользовались для письма и хранения бумаг во время путешествий» (с. 173). Чтобы отделения для чернильницы, песочницы, перьев было удобнее открывать, крышечки оснащены колечками. При этом одно из двух продолговатых отделений такого колечка не имеет: чтобы его открыть, надо знать секрет.
DSC00433.jpg

В купеческих домах солидные вещи «под красное дерево в стиле Николай I» вполне заслуженно «пользовались особым уважением» (с. 89). Оговорюсь, что для иллюстрации добротности мебели эпохи николаевского ампира на выставке представлены предметы от гарнитура, происходящего из квартиры Трубецкого.
DSC00446.jpg
Кресло, стул. Санкт-Петербург, 1830–1840-е гг.

Цитирую каталог: «В быту русских дворян наблюдалась особая тяга к диванам, в каждом доме старались иметь специальную “диванную” комнату» (с. 89).
DSC00449.jpg
Диван. Санкт-Петербург, 1830–1840-е гг.

И далее: «В русском лексиконе XIX века появилось даже особое определение — “диван-самосон”, что означало большое ложе со спинкой и боковинами, на котором так и клонило ко сну. Боковины у таких предметов бывали настолько массивными, что в них делали даже специальные тайники…» (с. 90).
Диван-самосон был у Тургенева в Спасском-Лутовинове (по ссылке найдете строки Тургенева о диване-самосоне из письма к Флоберу, а также воспоминания о самосоне юной артистки Александринского театра Марии Савиной).

Заметьте в канеллированном основании нашего дивана отсыл к ликторскому пучку, оцените форму боковины и ножки, красоту их резного декора. Несомненно, это ампир.
DSC00450.jpg

Кстати, у нас есть уникальная возможность узнать, как выглядит каркас дивана с тыльной стороны.
DSC00448.jpg
Кресло. Санкт-Петербург, 1830–1840-е гг.

Следующий постер иллюстрирует, как выглядел интерьер со столом-сороконожкой. Каталог сообщает, что «честь изобретения подобной мебели, лаконичной и по-своему совершенной как с точки зрения технического исполнения, так и художественного решения, вероятно, принадлежит именно мастерской Г. Гамбса» (с. 96).
DSC00389.jpg
Стол-сороконожка. Санкт-Петербург, 1825 г. Мастерская Г. Гамбса

Подобные столы были замечены в музее Островского «Щелыково», музее Грибоедова «Хмелита», у Толстого в Ясной Поляне и в Хамовниках, а также на Белой даче у Чехова.

Наконец у нас появилась возможность разобраться в устройстве стола-сороконожки. Этот экземпляр «состоит из двух полукруглых половин, скрепленных металлическими крюками. Каждая половина имеет по десять опор на колесиках. В раздвинутом виде стол рассчитан на восемь дополнительных вкладных досок. Внутренняя конструкция стола напоминает раздвижной телескоп: прямоугольные деревянные рамы, вставленные друг в друга, по мере надобности могут раздвигаться, увеличивая поверхность стола на 12, 14, 16, 18… — до 28 сидящих за ним человек. <…> На срезе одной из полукруглых столешниц имеется выжженная черная надпись. Указанная в ней цена в рублях — 340 — весьма немалая по тем временам» (с. 96).
DSC00390.jpg

В дамской комнате часто можно было встретить всевозможные варианты столиков для рукоделия. Этот, например, представляет собой корзину, расположенную в треножнике. Внизу ножки стилизованы под куриные лапы.
DSC00441.jpg
Столик с корзиной для рукоделия. Россия, 1820–1840-е гг.

Наверху им отвечают петушиные головы. Изнутри корзина обита шелком.
DSC00440.jpg

На внутренней стороне круглой крышки сделана подушечка для игл.

Каталог сообщает, что такая конструкция столика не единична: «…вероятно, эта компактная живописная композиция пользовалась популярностью, и ее неоднократно повторяли. Например, совершенно аналогичный рабочий столик есть в коллекции Музея декоративно-прикладного искусства в Москве» (с. 103).
DSC00442.jpg

К николаевскому ампиру можно отнести столик с восьмиугольной столешницей, происходящий из дворца Бобринских.
DSC00554.jpg
Столик. Санкт-Петербург, 1830–1850-е гг.

За ампир здесь отвечают опоры-кольца, стилизованные под чешуйчатых дельфинов.
DSC00553.jpg

В заключение покажу еще один трансформер — кресло-кровать. Экспонату, происходящему из дворца Шереметевых (Фонтанного дома), повезло: сохранился оригинальный лионский штоф с типичным для ампира орнаментом в виде помещенных в рамки изображений львов, козлов и петухов.
Рычаги, с помощью которых спинку можно опустить до горизонтального положения, находятся в локотниках.
DSC00569.jpg
Кресло-кровать. Санкт-Петербург, 1820–1840-е гг. Мастерская братьев Гамбс (?)

На царгах видны углубления, предназначенные для фиксации положения спинки.
DSC00570.jpg

Согласимся: николаевский ампир безоговорочно доказал, что был не только красив и добротен, но и вполне преуспел в вопросе удовлетворения «всех причуд тела».

Источник: «Мебель для всех причуд тела». Эпоха историзма в России: каталог выставки / Государственный Эрмитаж; Н. Ю. Гусева. — СПб, 2018.

Tags: Александр II, Гамбс, Николай I, Пушкин, Санкт-Петербург, Эрмитаж, бюро, бюро дорожное, давенпорт, диван, диван-самосон, капитоне, картоньер, конторка, кресло, кресло вольтеровское, кресло складное, кресло-жаба, кресло-кровать, кресло-лестница, мебель, мебель Англии, мебель России, мебель в музее, мебель мемориальная, мебель на выставке, стиль ампир, стол письменный, стол-сороконожка, столик, столик для рукоделий, стул, трансформер
Subscribe

Posts from This Journal “Эрмитаж” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments