June 3rd, 2016

Визит к уездному лекарю и сыну его, будущему разночинцу, в Чембар. Музей-усадьба Белинского

«За отличные успехи ученице 8 "Б" класса Праскуниной Ольге. Директор 22-й школы Василеостровского района», — каллиграфическим почерком написано на форзаце первой из трех книг внушительного размера.

С такой дарственной надписью в далеком 1953 году моя матушка получила в подарок трехтомник Белинского.

В. Г. Белинский. Статьи и рецензии. В 3 томах.
ОГИЗ, Государственное издательство художественной литературы. Москва, 1948 г.
Том 1 — 796 стр.
Том 2 — 930 стр.
Том 3 — 925 стр.

Вручала подарок директор школы, но доподлинно известно, что книги выбирала матушкина любимая учительница литературы Евгения Николаевна Моисеенко-Крылова. Как вам такой подарок для школьницы тех лет? А для современной?

Что касается меня, то имя Белинского, конечно, было мне знакомо — поверхностно, не более того. Когда я школьником в свою очередь наткнулся на эти три тома, то полистал их, повертел и поставил обратно на полку. С тех пор Белинский стал для меня чем-то абстрактным, метафизическим, призрачным: имя есть, труды есть, а что за человек — не знаю.

И вот, обладая столь обширными познаниями по теме, выезжаю из «Тархан» и направляюсь в сторону дома, в Санкт-Петербург. Лермонтовская усадьба находится (послушайте, как звучит) в селе Лермонтово Белинского района. Не Лермонтовского района, названного в честь великого поэта, как можно было бы ожидать, а Белинского района, названного в честь метафизического для меня Белинского.

Впереди районный центр — городок Белинский. Скоро наступит точка невозврата — надо принимать решение. Колеблемся, но решаем заехать в музей. Следую по навигатору. Наконец навигатор сообщает, что мы прибыли в пункт назначения, но музея в упор не вижу. Проскакиваю, разворачиваюсь. Теперь еду обратно, уже в два раза медленнее, но все равно музея не вижу. Вижу только странно оформленный вход в небольшой парк (ассоциация — заброшенный парк аттракционов) с двумя ларьками советского образца слева и справа от решетчатых ворот. О господи, так это же то, что я ищу.

В ларьке справа какой-то магазин-забегаловка. В ларьке слева — касса музея. Мы покупаем билеты и заказываем экскурсию. Сидящая в кассе женщина оформляет билеты и затем выходит из ларька на улицу — она же наш экскурсовод.

08.01.2016
Так начинается наш последний светский визит из череды рождественских — к уездному лекарю Григорию Никифоровичу Белынскому и сыну его, будущему разночинцу Белинскому Виссариону Григорьевичу в городок Чембар.

Мемориальный дом одноэтажный, со светелкой, достаточно большой по площади. Здесь с 1816 по 1825 годы жил Виссарион, сюда он затем приезжал на каникулы.


Внутри нет искусственного освещения, только дневной свет, проникающий через окна. Два следствия из этого обстоятельства: моя коллекция люстр не пополнится и все фотографии выйдут темноватыми, «с шумом». Зато атмосфера дома совпадет с моими ожиданиями спокойствия, приглушенности и грустной безысходности.
Collapse )