Александр Маталов (a_les_sandro) wrote,
Александр Маталов
a_les_sandro

Categories:

Музей семьи Цветаевых в Ново-Талицах

04.11.2019
В этом доме с 1853 года в течение 75 лет жили три поколения семьи Цветаевых. Первоначально дом принадлежал Владимиру Васильевичу Цветаеву, священнику, вырастившему здесь четырех сыновей — Петра, Ивана, Федора и Дмитрия. Затем в доме проживал старший сын Цветаева Петр — тоже священник — со своей семьей. В 1902 году Петр умер. По закону дом должен был отойти епархии, но его оставили за вдовой Петра, пережившей мужа на целых 26 лет.
DSC02621.jpg

В 1928 году дом Цветаевых был национализирован и затем передан семье Константина Павловича Смирнова — вместе с цветаевской мебелью, библиотекой, домашней утварью. Три поколения Смирновых владели домом на протяжении 60 лет, сохранив при этом цветаевские вещи.

Кухня
Дочь Смирнова, Галина Константиновна Кочеткова, стала инициатором создания дома-музея семьи Цветаевых и в начале 1990-х годов написала чудесную книгу «Дом Цветаевых». Процитирую несколько строк:

При входе, в кухне, стояла большая русская печь, рядом — полати. Под окнами и у стен — широкие лавки, небольшой стол со шкафчиком, в углу у печки — рукомойник с тазом на круглой железной подставке. На стене посудная полка. Еще — большой пузатый шкаф-бюро с откидной доской, на которой можно было писать, за ней ящички, а в нижней части три больших ящика типа комода. В углу три иконы с лампадами.

Лавки, типологический кухонный стол на месте, а шкаф-бюро переместился в соседнюю комнату. На стене — ходики из семьи Цветаевых.
DSC02583.jpg

Люстру отправлю в пятьдесят восьмую дюжину люстр и паникадил.
DSC02584.jpg

Столовая
Г. К. Кочеткова в своей книге рассказывает:

Дверь из кухни вела в большую комнату, очевидно столовую. Жесткий диван, вдоль стен также лавки, длинный дощатый стол. Слева, в углу — большая изразцовая печь-лежанка.

Сейчас в бывшей столовой расположена экспозиция «Четыре брата». Все четыре сына Владимира Васильевича Цветаева были отданы в духовную школу. Старший, Петр, стал священником. Остальные избрали другой путь. Ивана Владимировича Цветаева, отца Марины и Анастасии Цветаевых, мы помним как выдающегося историка, археолога, филолога, создателя и первого директора Музея изящных искусств имени императора Александра III. Федор избрал профессию педагога. Дмитрий был историком и архивистом.

Вот тот самый переехавший из кухни шкаф-бюро, или комод-бюро, или поставец, — как его только не называют. Россия, конец XVIII века. Принадлежал Ивану Владимировичу Цветаеву, который в 1892 году вместе с другой мебелью перевез шкаф из Москвы в Талицы. Об этом Ивана Владимировича попросила его вторая супруга, молодая Мария Александровна Мейн, которой не хотелось видеть в доме вещи, связанные с его первой женой.
Верхняя часть — поставец, то есть шкаф, предназначенный для хранения, но более для демонстрации посуды. Нижняя часть — комод.
DSC02585.jpg

По просьбе одного мебельщика нам показывают устройство средней части — бюро. Крышка откинута,
DSC02575.jpg

ящички выдвинуты, внутренняя дверца распахнута.
DSC02576.jpg

Иван Владимирович часто бывал в поездках — в Европу и по России, археологических и по делам организуемого им музея. Как пишет Г. К. Кочеткова, «без семьи ездил всегда “любимым” третьим классом» — из природной скромности и неприхотливости. Мемориальные баул и саквояж (Россия, 1880-е гг.), с которыми путешествовал И. В. Цветаев.
DSC02588.jpg

Люстра.
DSC02589.jpg

Гостиная
В гостиной воссоздана атмосфера дома Цветаевых в Трехпрудном переулке Москвы, где родилась и до замужества жила Марина. Ладьеобразная ампирная кушетка из карельской березы.
DSC02590.jpg

Боковины S-образной формы в стиле мадам Рекамье.
DSC02593.jpg

Петушиные головы с грозными клювами.
DSC02591.jpg

Ножки «лапа на шаре» — вполне себе хищные.
DSC02592.jpg

Столик карельской березы, пара эклектичных кресел.
DSC02594.jpg

Дамский секретер также принадлежал первой жене Ивана Владимировича Варваре Дмитриевне Иловайской и тоже прибыл в Талицы в 1892 году.
DSC02601.jpg

Откинутая крышка секретера позволяет заглянуть внутрь и увидеть не только выдвижные ящички в глубине, но и боковые ниши, вероятно потайные.
DSC02579.jpg

И вновь по просьбе одного мебельщика распахиваются дверки секретера и выдвигаются внутренние ящички.
DSC02578.jpg

Варвара Дмитриевна обладала красивым меццо-сопрано и выступала на сцене театра. Ее личные вещи — перчатки и туфли 33-го размера (всё Италия, 1880-е гг.). Марина Цветаева вспоминала:

Красный туфелек (так мы говорили в детстве), с каблуком высотой в длину ступни («Ну уж и ножки их были крошки!»). Таких вещей мы у нашей матери, Марии Александровны Мейн, не видали никогда…

DSC02596.jpg

Кабинет И. В. Цветаева
А вот и портрет Варвары Дмитриевны. Первоначально он находился в доме в Трехпрудном переулке, но затем (как можно догадаться, в то же время, что и мебель) покинул его и переехал в кабинет Ивана Владимировича в Румянцевском музее, которым Цветаев руководил более 20 лет.

И все же главным делом жизни Цветаева было создание Музея изящных искусств. В статье «Музей Александра III» Марина написала:

…мечта о музее началась раньше, намного раньше, в те времена, когда мой отец, сын бедного сельского священника села Талицы, Шуйского уезда, Владимирской губернии, откомандированный Киевским университетом за границу, двадцатишестилетним филологом впервые вступил ногой на римский камень. Но я ошибаюсь: в эту секунду создалось решение к бытию такого музея, мечта о музее началась, конечно, до Рима — еще в разливанных садах Киева, а может быть, еще и в глухих Талицах, Шуйского уезда, где он за лучиной изучал латынь и греческий. “Вот бы глазами взглянуть!” Позже же, узрев: “Вот бы другие (такие же, как он, босоногие и “лучинные”) могли глазами взглянуть!
Мечта о русском музее скульптуры была, могу смело сказать, с отцом сорожденная.

DSC02609.jpg

Мемориальный письменный стол Цветаева.
DSC02603.jpg

Фотоаппарат Ивана Владимировича.
DSC02608.jpg

Привезенные им из раскопок в Помпеях скифос (Италия, 79 г. н. э.)
DSC02604.jpg

и амфора (Италия, I–II вв. н. э.).
DSC02606.jpg

Библиотека
В талицкой библиотеке хранится уникальная коллекция книг. Ее начал собирать Владимир Васильевич Цветаев. После него дело продолжил Петр. В библиотеке есть книги, принадлежавшие Ивану и Дмитрию Цветаевым. Многие книги были сохранены благодаря семье Смирновых — снова с благодарностью вспомним о них.
DSC02611.jpg

В книжном шкафу, правее письменного стола, прячутся настольные часы в виде домика. Иван Владимирович привез их из Италии и подарил своей младшей дочери — Анастасии. Анастасия Ивановна, побывавшая после лагерей в ссылке, брала эти часы с собой. Когда итальянский механизм вышел из строя, она заменила его на новый, советский.

Стул с пухлым кожаным сиденьем — точь-в-точь как в музее-усадьбе П. Е. Щербова в Гатчине.
DSC02612.jpg

На боковых устоях утолщения в виде завитков с резьбой растительного рисунка.
DSC02613.jpg

Фиал — морда с оскаленной пастью.
DSC02610.jpg

Кто не видел фотографию Ивана Владимировича Цветаева в мундире почетного опекуна! Мундир был специально сшит для церемонии открытия Музея изящных искусств. В статье «Лавровый венок» Марина написала:

За какой-то срок до открытия музея в доме прошел слух, что отцу «за музей» дают «почетного опекуна». Слух подтвердился, и начались разговоры о мундире. — «Шить настоящим золотом, — говорил отец сокрушенно, — и подумать страшно, во что это золото обойдется…» — «Ничего, папа, не поделаешь! Дали опекуна — давай мундир!» — «Я не против мундира, но есть мундир и мундир… Зачем мне, старому человеку, золото?» — «Папа, но это форма!» — «Знаю, знаю, но когда подумаешь, что на этот мундир такого же, как я когда-то, босоногого, — в Рим отправить можно… Семьсот целковых! (И, уже с улыбкой:) — Да весь опекун того не стоит!» Мундир, конечно, был сшит. Был в нашем зале впервые надет и обозрен. Чудесный, древесный, весь в каких-то цветочках. — «Папа, не огорчайся! Ведь это же для музея!» (С доброй улыбкой, но все же со вздохом:) — «Вот, разве уж, для музея!»

Сбылось, но лишь частично: расшитые золотом воротник и обшлага мундира — в музее.
DSC02614.jpg

Люстра.
DSC02618.jpg

Хозяйственный двор
Цветаевский сундук.
DSC02619.jpg

Коврик убрали — и вновь по просьбе мебельщика. Все три его желания были исполнены.
DSC02582.jpg

А Марина никогда не была в Талицах, но сказала о них такие слова.

Оттуда — из села Талицы, близ города Шуи, наш цветаевский род. Священнический. Оттуда — Музей Александра III на Волхонке (деньги Мальцева, замысел и четырнадцатилетний безвозмездный труд отца), оттуда мои поэмы по две тысячи строк и черновики к ним — в двадцать тысяч, оттуда у моего сына голова, не вмещающаяся ни в один головной убор. Большеголовые все. Наша примета.
Оттуда — лучше, больше чем стихи (стихи от матери, как и остальные мои беды) — воля к ним и ко всему другому — от четверостишия до четырехпудового мешка, который нужно поднять — что! — донесть.
Оттуда — сердце, не аллегория, а анатомия, орган, сплошной мускул… <…> Пешее сердце всех моих лесных предков от деда о. Владимира до прапращура Ильи.
<…>
Оттуда (село Талицы Владимирской губернии, где я никогда не была), оттуда — всё.

DSC02624.jpg

В 1980 году в цветаевском доме — еще не музее — в гостях у Галины Константиновны Кочетковой побывала 86-летняя Анастасия Ивановна Цветаева. Музей в доме Цветаевых — Смирновых — Кочетковой открыли в 1995-м.

Еще о сестрах Цветаевых:
Tags: Ново-Талицы, Рекамье, Цветаева, в Вологду, комод-бюро, кресло, кушетка, лавка, люстра, мебель, мебель в музее, мебель мемориальная, поставец, свет, секретер, секретер дамский, стол, стол письменный, столик, стул, сундук, шкаф, шкаф-бюро
Subscribe

Posts from This Journal “в Вологду” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments